Скульптурные жесты

Что означает этот жест? В китайской жестикуляции – цифру 8. Но автор работы вроде бы не китаец. В английском языке глухонемых — букву L, только ладонь должна быть развернута к нам.

Это фото из статьи Scott Ziegler’s Highly Detailed Ceramic Sculptures, опубликованной в https://ceramicartsnetwork.org/.

Зиглер экспериментирует, кстати, по утверждению автора статьи, не в идеях концепций, а в идеях материала. И его относят к чрезмерным перфекционистам.

Название и материал работы: Невинность, высота 36 cm, фарфор, цветные ангобы и глазури, 6 конус.

Мягкий железный занавес

Дожили.
Если Glazy.org закрыли наши отечественные доблестные стражи, то здесь — сами американцы!

Теперь через что заходить-то?

Дополнение от 16/10/2018.
Я просто написал письмо редактору с просьбой внести меня в белый список. И они это очень оперативно сделали! Теперь мне персонально вход открыт. Удивительное дело. Ведь у них сотни тысяч подписчиков, которые пишут в день не меньше пары тысяч дурацких писем.

«Искусство — это язык…»

Независимо от конкретной техники, материала, назначения или функции, керамическая работа, если она представляет предмет искусства, должна быть «написана» на языке, который понятен людям, рассматривающим или трогающим эту работу.

По Робину Коллингвуду этот язык не может быть слишком местечковым, или, по Герману Гессе, он не может основываться на частных ассоциациях. Зритель, безусловно, обязан иметь базовую подготовку, но не обязан заниматься интерпретациями недопонятых элементов.

Самым универсальным языком, разумеется, будет язык тела. Тела человека, другое нам не интересно. В скульптурной или живописной технике разговаривать на таком языке чересчур легко, риск тривиальности огромен. В технике функционального, или маскирующегося под функциональный, объекта можно найти как прямолинейные, так и более тонкие решения.

На фото слева: Ник Коллинз (Nic Collins), Высокий кувшин, 2013. Справа: Джон Таунсенд (John Townsend), Анатомическое II, 2012. Обе работы — с международного конкурса керамистов VaseFinder — 2014, http://vasefinder.com.

Можно предположить, что достаточно общ язык примитивов. Я использую термин примитив совсем не в смысле чего-то презрительно простого, а в том смысле, в котором, например, схемы искусственного интеллекта разлагают сложные сцены на набор первоэлементов, которые далее можно анализировать по более понятным алгоритмам. Или еще уже —  в значении, которое используется для объектов-примитивов в программах 3D-моделирования. Например, лестница как таковая. Сосуд как таковой. Бублик. Оконный проём.
В этом языке зрителю фантазировать строго противопоказано: формы-примитивы говорят сами за себя.

134a

Isabelle Leclercq, работа называется Grque, даже не знаю, как это перевести… Сама автор подсказывает, что это — ваза, составленная из морских волн. Могла бы и не подсказывать.Работа оттуда же.

131a

Джеф Кампана (Jeff Campana), Цветочная ваза в голубом и сером, 2013. Автор честно говорит, что ему просто доставляет удовольствие комбинировать поверхности. Кстати, обратите внимание на «третью вазу», сложенную отражениями удачно скомбинированных поверхностей.

Еще один язык, легко осваиваемый широкой публикой — историческая коннотация. Здесь дело вот в чем. Сама керамическая работа в момент ее создания могла быть просто хорошей поделкой мастера, в которой нет ничего, кроме утилитарного смысла. Но вот момент создания  предмета (начало династии Цин) и место назначения предмета (двор императора Канси) со временем становятся частью предмета, и таким образом мы видим не вазу, а кусочек истории Китая, истории технологии керамики, историю раскрутки аукционов нашего времени. Это другой объект! И его немыслимо читать на языке, например, примитивов. Ваза на фото ниже продана в 2014 году на Sotheby’s за 2 миллиона 285 тысяч американских долларов, что автоматически делает ее предметом искусства.

920

На заглавном фото сегодняшнего поста — работа с того же конкурса VaseFinder. Автор — Беннет Бин (Bennet Bean), Парочка на основании, 2012 г.  Это произведение, кстати, заняло второе место в конкурсе. Оно изложено на языке примитивов, но вы ни за что не догадаетесь, что имел в виду автор, пока не прочитаете разъяснения: тёмная подставка — это решение головоломки о том, как погрузить в этот мир предметы, чтобы они тем не менее были отделены от этого мира….

Да!

Не забываем: язык — не самоцель. Это средство доставки образа из головы автора в наши головы. То есть должно еще присутствовать то, что нужно доставить. Без этого и обсуждать нечего, даже если легко читается. И языков можно выделить еще несколько…

 

Керамика — средство,…

… не забывайте про цель.

Мне повезло с изучением ООП! Это — объектно-ориентированное программирование, если кто не знает. Смысл его в том, что не бывает просто метода, любой метод привязан к конкретному классу сущностей.

Я когда вижу глазурь, одновременно вижу ее в двух совершенно разных сущностях. Первая — какая она красивая и как ее сделать. Вторая — а кому она вообще нужна? Что она решает? С какого расстояния будут видны ее удивительные эффекты потребителю? Сколько на ней заработает мастер-керамист? Интересная мысль.

И далее развитие той же интересной мысли. Школа злых керамистов рассказала, что такое стилизация и как ее достичь. Другими словами, представили метод. Но у меня (в силу злого ООП) возникает другой вопрос в свете продемонстрированных в рассказе иллюстраций: вам зачем стилизация-то? Вы что такое важное хотите выделить этой стилизацией? Если выделять нечего, то и стилизация не поможет, хуже того — вызовет ощущение, что автор «рисовать не умеет».

На фото — тесты глазурей с костяной золой от Сары Гилстрап (Sara Gilstrap).

Ед.изм. «на кружку»

Вот такую надо бы ввести единицу измерения для керамических масс, глазурей и ангобов!

Возьмем стандартную кружку:

standart_mug

Далее простые формулы:

  • для глины — это текущая цена массы исходной глины или объема исходного шликера, которые пойдут на изготовление такой кружки с учетом безвозвратных потерь (литники, стружка от проточки), увеличенные на ожидаемый процент брака на всех стадиях.
  • для глазури — это текущая цена массы порошка глазури или объема жидкой глазури стандартной плотности 1,30 для окунания и т.д., которые понадобятся, чтобы получить качественное покрытие наружной поверхности кружки с аналогичным учётом потерь и аналогичной корректировкой на процент брака, с дополнительными затратами на специальный режим обжига, оснастку для обжига (например, блюдечко для потёчных) и т.д.
  • к цене добавляются расходы на обжиг в стандартной печи, надо еще придумать, что это такое…

 

21 век

Здесь — всякие идеи к выставке «Художественная керамика. 21 век.»

44ca88909cb48d3b52ac851c86d8a324

Это становится привычным, почти стандартом? Это становится возможным в керамике и настоятельно необходимым в общественных местах…

rope-handled-nautilus-tpot-front

Чайник от Сюзанны Крейн (https://suzannecrane.com/product/rope-handled-oxide-point-teapot/). Каменная масса, затирка под металл оксидами. Сюзанна говорит, что это оксид железа. Недоговаривает, наверное. Но дело в ручке. Сейчас всем доступны высокопластичные массы, которые держат форму при обжиге на высокие температуры. В 21 веке это стало обыденностью.

 

 

Пытаясь уйти от мистики

Вот увидишь где-нибудь на Vasefinder вазу, и сразу вопрос: это чертовщина или можно как-то по-научному объяснить? что такого в поверхности, в форме, в фактуре, что, был бы котом, подпрыгнул бы на четырех лапах сразу?

На заглавном фото — работа Сьюзен Баррет: утильный обжиг, терра сигиллата, раку-обжиг и затирка чем-то вроде лака, аналога нашего ганозиса. И кто бы мог сразу об этом догадаться? А даже и зная всю технику — можно вообразить вот такой именно результат?

Я никогда не стану мистиком в плане «необъяснимого действия искусства». У всего есть вполне себе приемлемое и скучное объяснение, уходящее в психологию восприятия. Наверняка уже есть машинно-обученный алгоритм, распознающий степень совершенства вазы и эффект ее воздействия на созерцающего зрителя. Да и, всего через пару-тройку лет, будет простенькое приложение на смартфоне, сочиняющее  вазу с заданными параметрами в заданном стиле по заданной технологии. Я даже рискну оценить затраты на создание такого приложения — 3-4 месяца работы программиста-раба (ввод и первичная обработка данных) и пара недель работы программиста-кодера. Только от того, что в компьютерной нейросети машинное обучение выстроит связи, похожие в общих чертах на связи реальных нейронов в реальной человеческой голове, не появляется ни грамма понимания, как это работает.